Гроза

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   События в Украине существенным образом переформатировали все политическое пространство Татарстана. Татарский общественный центр, этот своеобразный символ духа татарской свободы 90-х годов, пережиток ельцинизма, решили обкладывать мелкими репрессиями. Выступление ТОЦ в поддержку позиции крымско-татарского меджлиса привели к тому, что ТОЦ не разрешили даже отпраздновать юбилей. Еще лет пять назад это было невозможно представить. Но Татарстан ныне не «гнездо сепаратизма», а наоборот, вместе с Чечней Рамзана Кадырова показательно-лояльный регион для Путина в России.

     Путин заявил на встрече с крымскими татарами, что он «любуется Татарстаном». Само словосочетание означает, что у него присутствует некоторая влюбленность по отношению к Татарстану. Два самых верных его надежных человека, в чьей преданности он ни на йоту не сомневается, – это Рустам Минниханов и Рамзан Кадыров. Можно даже сказать, что Татарстан и Чечня – это некоторым образом преторианская гвардия Путина. Обратите внимание, оба региона при этом являются мусульманскими. Парадоксальным образом в мусульманских регионах у Путина пик поддержки. Православная Москва отторгает Путина. По своему содержанию политика Путина является азиатской, она не христианская, христианской остается только риторика. Православный Путин ведет, по существу, мусульманскую политику. Как раньше говорили, православную по форме, исламскую по содержанию.
     То есть дело может обернуться и так, что крымские татары, например, в ближайшем будущем могут стать наиболее преданными проводниками политики Путина в Крыму. Важность крымско-татарского фактора, вроде внешне немногочисленного, но за которым стоит Турция, уже подтверждается тем, что украинские СМИ все чаще пишут, якобы Мустафе Джемилеву даже обещан якобы пост председателя Верховной рады. Мусульмане в принципе оказываются в любом государстве более «сильными» государственниками.
     Можно не сомневаться, что такой уровень доверия в Кремле к Минниханову вызовет реализацию новых крупных глобальных проектов. Татарстан постепенно обретает не только статус экспериментальной российской экономической площадки, но и становится восточными воротами России, открытыми в Китай и в мусульманский мир, то есть в почти единственные оставшиеся ниши относительно дружественно настроенных стран. Большой спорт ныне отходит на задворки внутренней политики в России, период увлечения большим спортом проходит, да и большой спорт не так популярен в исламском мире, как в европейском. Один из показателей – возникшие слухи, что если Россия не вернет Крым Украине, то чемпионат мира по футболу, планировавшийся в России, будет отменен. Спорт – явление во многом европейское, с Европой отношения сложные, при этом тягаться по уровню спорта с Китаем – довольно бессмысленное занятие, обладая колоссальными внутренними ресурсами и населением 1400 млн. человек (то есть десятикратным перевесом населения по отношению к России), выходящий ныне на первое место в мире по экономическому развитию Китай будет постепенно вытеснять Россию на подчиненные роли. Это хорошо психологически почувствовал Путин во время визита в Китай, собственно говоря, резкая интенсификация процессов создания Евразийского союза была и вызвана тем, что Путин понял – Китай никогда не будет относиться к нему, как к равному, как к нему относятся в Европе.
     Китай – не только совершенно иная культура по отношению к России, это в принципе противоположная культура, не являющаяся комплиментарной, согласно классификации Льва Гумилева, к русской православной культуре. Взаимоотношения Китая и России всегда будут взаимоотношениями дракона и кролика. Более того, проскальзывают признаки, что и татарская культура не является для Китая комплиментарной, хотя, например, в Китае снят 40-серийный фильм о Чингисхане, а в России общим историческим штампом стали реконструкции битвы на Куликовым поле и такие татарофобские фильмы, как «Орда». Впрочем, второй «Орды» в России уже снять не позволят, слишком это вызвало большое недовольство в татарской общине России, а это базисная община для русского государства.
     Как мне рассказывал один высокопоставленный чиновник ельцинской эпохи, когда Ельцин планировал ввести войска в Татарстан накануне референдума по самоопределению, ему все силовики хором советовали это сделать, утверждая, что несколько воздушно-десантных полков решать все сложные проблемы в республике за один день. Одним махом всех побивахом – песня знакомая, у нас генералы все сплошь Жуковы, Суворовы и Рокоссовские. Дали задание министру обороны Грачеву срочно просчитать, сколько татар служит в Российской армии и на каких постах, к каким последствиям для армии может привести ввод войск в Татарстан и арест Шаймиева, Мухаметшина и т.д. Оказалось, что служит несколько сотен тысяч татар, отличные воины, отличные офицеры, в армии их ценят, и служат они на ключевых постах, в том числе много в ракетных войсках стратегического назначения, многие сидят на кнопках с ядерными боеголовками. Как выразился чиновник, тогда Ельцину сумели объяснить, что вторжение в Татарстан может привести к ядерной гражданской войне внутри России. А у Ельцина много татар работало на ключевых постах в свое время в Свердловской области, и он прекрасно понимал силу татарского характера, тем более военного. Он вызвал Грачева и обрушился на него с матом: мол, ты хочешь, чтобы в России наступила война с непредсказуемыми последствиями, закатаю в асфальт, вы сумасшедшие. Ельцин всегда относился к татарам уважительно, он очень ценил Шаймиева. Была дана команда провести переговоры с Шаймиевым, для этого был избран Александр Яковлев. И в результате такого мудрого судьбоносного решения трагедии не произошло. Ельцин прекрасно понимал, что с татарами не нужно ссориться.
     С этой точки зрения репрессии вокруг вполне безобидного ТОЦ мало способствуют умиротворению татарского общества. Они вроде не так значимы, но символичны, это индикатор. А безумные легенды и мифы вокруг «татарского ваххабизма» в принципе опасны для Российского государства. Конечно, сумасшедшие есть в любом обществе, даже в благополучной Норвегии, но нельзя при этом нагнетать антитатарскую истерию. С этой точки зрения заслуживает благодарности осторожная и ювелирная работа Александра Терентьева на этом посту в аппарате президента, любой понимающий человек скажет, что это работа схожа с работой сапера, который ошибается только однажды. Терентьев отмеряет десять раз и всегда стремится найти компромисс. Поэтому человеку нужно сказать спасибо за прочный  межнациональный мир в республике, здесь любой вопрос многофакторный, запутанный, обиды вспыхивают иногда на пустом месте, огромное значение имеет выдержка. Разрушить легко, а построить очень трудно. Деятельностью таких людей выстроен надежный базис, они незаметны, а результатом их работы мы все пользуемся и даже не замечаем, это становится естественным, как воздух.
     Татарстан ныне оказался востребованным везде. Проекты инновационной экономики, которые с татарским упорством и гибкостью выстраивает Минниханов, начинают обретать зримые контуры. Еще недавно казалось, что Иннополис и СМАРТ-сити – это экзотика, вот мы уже и в этом времени, введения самых перспективных объектов России. Кто сейчас вспоминает Сколково, на которое бросили несколько сотен миллиардов? Или нанобум? В Татарстане при таких вложениях все пошло бы по другому пути, и уже сейчас были бы результаты.  
     Минниханов трудится как пчела. Мне кажется, что для Татарстана принципиально важно использовать стратегически благоприятный момент и уговорить Путина вкладывать деньги не в бесполезные стадионы для будущего малоперспективного чемпионата мира по футболу, а перебросить их на строительство и развитие Иннополиса и СМАРТ-сити. Вложения в науку в мире дают десятикратный эффект, а в случае Татарстана могут дать и больший. Мозги, креатив – самое ценное, что есть в мире. Если создать в Казани российский Бостон, то тысячи Лобачевских сумеют найти средства обуздать даже Китай. Еще татарин Суворов призывал побеждать не числом, а умением.

     Рашит АХМЕТОВ.

http://zvezdapovolzhya.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Дополнительная информация